Фантастические ювелирные украшения Альфонса Мухи

В 1890-е годы в Париже имя Альфонса Мухи было у всех на устах. Иначе и быть не могло — весь город был оклеен его рекламными плакатами и театральными афишами с Сарой Бернар. Очарованный его работами, парижский ювелир Жорж Фуке предложил Мухе попробовать себя в роли дизайнера украшений. Как оказалось, это была воистину блестящая идея — ах, вы только посмотрите!

Украшение выполненное Ж. Фуке и А. Мухой по заказу Сары Бернар. Эмаль, кость, бирюза, эмаль

 

Альфонс Муха принял предложение ювелира и создал не только уникальные произведения ювелирного искусств, но и архитектурный проект для нового салона ювелирного дома Фуке, ставшего его визитной карточкой.

 

 

Актриса, художник и ювелир

Фуке принадлежал к уже третьему поколению в знаменитой династии парижских ювелиров Фуке. В 1895 году его отец Альфонс Фуке передал руководство фирмой 34-летнему сыну. Жорж с жаром принялся за работу, решив радикально обновить стиль своего ювелирного дома, который долгое время придерживался ренессансных вкусов.

Брошь «Банты», 1819−1838. Альфонс Фуке. Золото, жемчуг барокко

 

Молодой ювелир был в восторге от ар-нуво — нового стиля в искусстве, и лучшим художником в этом стиле был Муха. Одним из первых плодов их совместного творчества стал браслет «Медея» — изумительно, яркое и экстравагантное созданное Альфонсом Мухой и Жоржем Фуке специально для блистательной Сары Бернар.

Золотой браслет «Медея» с кольцом, 1899. Городской Музей в Сакаи, Япония

 

Сначала змея появилась на плакате Альфонса Мухи. В 1898 году Фуке увидел афишу с Сарой Бернар к спектаклю «Медея». Жоржа сразил образ главной героини в кульминационный момент драмы, где выражение, поза, костюм и даже украшения подчеркивают ужас свершившейся трагедии.

 

 

 

 

Трагический образ царицы, убившей своих детей, чтобы отомстить их отцу, дополнял браслет в виде змеи, обвивающий руку Медеи. Эта, казалось бы, незначительная деталь, усиливала впечатление жестокости матери-убийцы. Сара Бернар захотела иметь такое украшение и заказала Жоржу Фуке сделать браслет по эскизу Альфонса Мухи.

 

 

Актриса надевала браслет на спектакли, когда играла Медею и Клеопатру. Он идеально подходил для ролей роковых женщин и производил впечатление зловещего «древневосточного» амулета.

А.П. Чехов писал о Бернар: «Играя, она гонится не за естественностью, а за необыкновенностью. Цель ее — поразить, удивить, ослепить…».

Ослепляла она не только своей гениальной игрой, но и всем обликом, в том числе и украшениями — роскошными ожерельями,широкими браслетами, массивными серьгами и диадемами.

В 1895 году Сара Бернар играла Мелисинду в пьесе Эдмона Ростана «Принцесса Греза» (La Princesse Lointaine) в Театре Ренессанса в Париже. Для этого образа Альфонс Муха создал прекрасные произведения — тиару с лилиями и подвеску.

Диадема «Принцесса Греза», 1890-е, Национальная Библиотека в Париже, Музей Оперы 

 

Альфонс Муха проработал с Фуке только три года — с 1899 по 1901, но успел за это время серьезно повлиять на развитие ювелирного искусства.

Еще со времен Людовика XVI задачей ювелира было использовать в работе только самые драгоценные камни. Фуке и Муха пересмотрели сами основы ремесла. Они верили в то, что красота ювелирного украшения зависит не от ценности драгоценного камня, а от художественного дизайна. Два новатора подбирали материалы исходя не из цены,  а из их способности включиться в общий дизайн.

Кулон «Водопад». Ювелир Ж. Фуке по эскизу А. Мухи. Ок. 1900. Перегородчатая эмаль, жемчуг, опалы, бриллианты

 

Ожерелье с фуксией. Разработано для ювелира Джоржа Фуке . Альфонс Муха, 1905 

 

Ожерелье с фуксией. Разработано для ювелира Джоржа Фуке . Альфонс Муха, 1905 

Муха комбинировал фантастические и природные мотивы, и не боялся идти против сложившихся взглядов на ювелирные изделия для одежды. Он разрабатывал дизайн подвесок, кулонов и брошей, а также сложные украшения для корсажей.

Украшение для корсажа «Крылатый дракон», 1902. Ювелир Ж. Фуке по эскизу А. Мухи.

Золото, эмаль, бриллианты, жемчуг. Частное собрание, Нью-Йорк

Брошь. Ювелир Ж. Фуке по эскизу А. Мухи. Эмаль, жемчуг

Ювелирный бутик как произведение искусства

В 1899 году Фуке поручил Мухе разработать дизайн его нового салона на улице Руаяль 6, в 1901 году он открывается к полному восторгу публики. Художник блестяще справился с задачей и создал великолепный проект — чистейший ар-нуво с его характерными плавными, гибкими линиями и изобилием природных мотивов.

Роскошный интерьер магазина заставлял покупателей буквально терять голову — потолок увитый струящимися линиями; колонны и фризы, декорированные цветами, листьями и бутонами; панели, украшенные рисунками на морскую тематику — раковины, рыбы, нимфы.

В зале салона дизайнер поместил чудный камин, фонтан с обнаженной нимфой, изысканную мебель из красного дерева, витражи с цветочными мотивами в японском стиле, «византийскую» мозаику, бронзовые скульптуры и оригинальные витрины для ювелирных изделий салона.

Интерьер ювелирного магазина Жоржа Фуке в музее Карнавале в Париже

 

Эскиз интерьера ювелирного салона Жоржа Фуке
Альфонс Муха, 1900-е

В 1923 году стиль модерн вышел из моды и Фуке решил обновить облик своего магазина. Он бережно демонтировал все элементы интерьера, а в 1941 году преподнес в дар парижскому музею Карнавале. Роскошный интерьер ювелирного дома Фуке воссоздали в одном из залов музея в 1989 году вплоть до мозаичного пола, собранного по эскизам Мухи.

Дизайн ювелирных украшений покорился Альфонсу Мухе, как и многие другие жанры, в которых ему довелось поработать – архитектурный дизайн, фотография, живопись, графика, фрески.  Будучи типичным воплощением художественных поисков рубежа XIX–XX столетий, «стиль Мухи» стал образцом для целого поколения художников-графиков и дизайнеров.

А. Муха в своей мастерской на фоне плаката с изображением Сары Бернар

 

 

Cart Item Removed. Undo
  • No products in the cart.